О шаблонах Евгения Плющенко

4 мая 2018 года. Евгений Плющенко об уходе Саханович.

— Саханович, с радостью пришедшая к вам в прошлом сезоне, вдруг вернулась в Санкт-Петербург. Почему она ушла?

— Да бог ее знает! Она мне объяснила, что ей тяжело в Москве, что она скучает по родителям, что соседи по съемной квартире в столице у нее были неудачные. Я не знаю, что может быть реальной причиной ее отъезда, могу только догадываться. Но сам отнесся к ее поступку адекватно и тренерам своим сказал: таких же поступков от спортсменов мне бы больше не хотелось, но они будут. К нам будут приходить, от нас будут и уходить. Если человек думает, что я каждого буду еще и полностью обеспечивать, то он заблуждается. Я могу обеспечивать, но за результат. Но постоянно такого у меня не будет. Если тренировки начались, то они и должны быть тренировками. Сима же одну неделю вообще ничего не прыгала. Я спрашиваю: почему? Она мне отвечает, что болит нога. Я предложил ей показаться врачу, организовали ей встречу. Ко мне подходит тренер и говорит, что Сима не едет к врачу. Я подхожу к ней сам и опять спрашиваю: почему? Она мне отвечает: «Да я не хочу, у меня все нормально».

Я ей предложил организовать операцию и поменять подготовку – раньше отпустить ее в отпуск, но и раньше приступить к тренировкам. Ее эти инициативы не устроили, и буквально через два дня мне было сказано: «Я закончила со спортом». Я ей сказал, что больше ничего не подскажу, принимай решение сама.

На чемпионате России она выступила достойно, но под результатом, который я готов оценивать и в финансовом плане, я подразумеваю прежде всего качество катания. Чтобы она откаталась на этапе Гран-при, ей были выделены очень хорошие деньги. Может, она рассчитывала на полное обеспечение – машины, квартиры, еще что-нибудь… Содержание, оплату всего… Сима у нас вызывала вопросы по поводу физической формы. Если б вы знали, как мы за это бились и боролись! А она повернулась ко мне задом. Ну, и я поменял свои взгляды на то, перед кем открывать двери, а с кем нужно быть осторожнее. Саханович дала мне хороший опыт.

 

Саханович:

– У меня были проблемы с ногой. Не могла прыгать лутц, не могла прыгать флип. С каждым днем мне становилось все больнее на тренировках. Евгений Викторович не верил, что мне больно. Он считал, что я перестала работать, о чем потом еще рассказывал в интервью. У меня случился нервный срыв, и я попала в больницу. Вышло интервью, я была очень расстроена. Выхожу на лед, начинается раскатка, а я просто не могу дышать. Наверное, это была паническая атака. Плачу, задыхаюсь и меня увезли в больницу. У меня зажался дыхательный нерв в шейном отделе позвоночника.Около двух недель я восстанавливалась. Потихоньку отходила, времени болеть было мало, потому что начинались предсезонные сборы. Было тяжело, но нужно жить дальше. 

 

15 апреля 2019 года. Плющенко об уходе Таракановой. 

"Настя не смогла, на мой взгляд, перестроиться. Я просил ее не психовать на льду, но она срывалась. Что-то не получается, и она начинает кричать и плакать, устраивать истерики. Я ей объяснял, что если она будет продолжать так же относиться к тренировочному процессу, мы будем вынуждены расстаться. Но она продолжала показывать нервозность, постоянно ревела, после чего я решил пообщаться с родителями на тему смены тренерского коллектива. Одно время Настя смогла поменять отношение к делу, мы неплохо провели сезон, — продолжил Плющенко. – Но сезон закончился, и я ей сказал, что нужно работать над усложнением, учить аксель в три с половиной оборота, четверные прыжки. Она пробовала заходить на тот же аксель, но делала восемь одинарных прыжков и начинала плакать. На это всё смотрят другие дети группы, и это при том, что Тараканова у нас была лидером. После неоднократных бесед мы решили расстаться. 

 

Тараканова: 

Причина моего перехода совсем не та, что Евгений Викторович назвал. Мы долго обсуждали и разговаривали с руководством и с моим тренером Ксенией Семеновной ), что времени льда в неделю почти в два раза меньше, чем у моих соперниц, группа переполнена. Да и к самой площадке, она очень маленькая, я так и не привыкла, мне стандартной-то не хватало. Обещали еще в феврале другой лед, но так и не случилось. 

 

Как всё знакомо, правда? Сейчас через некоторых журналистов Плющенко начинает говорить то же самое и про Косторную. Но если Сахановыи была ленивой симулянткой, а Тараканова — истеричкой, то Косторной приписывают уже оба качества.

Цитата: Владислав Жуков, Теле-спорт

Алена в этом отношении проявляла чуть меньше энтузиазма — не всегда тренировалась в полную силу, причем не только по объективным причинам. По информации tele-sport, уже после переезда школы на новый каток в Горки-10 бывали случаи и прямого срыва тренировочного процесса — Алена могла «забронировать» определенные ледовые часы и не прийти на занятия. При этом Плющенко продолжал оказывать поддержку фигуристке и даже предложил ей полностью пропустить нынешний сезон для полного восстановления здоровья, на что получил отказ. Судя по всему, на фоне всего произошедшего у фигуристки начали сдавать нервы. По данным tele-sport, подготовка Косторной к финалу кубка была чрезвычайно сложной — в последние две недели ее поведение изменилось, она стала значительно более импульсивной и резкой. На официальных тренировках в «Мегаспорте» Алена практически не сдерживала себя — плакала после неудач, раздражалась, что тренеры ей не дают попробовать прыжок (возможно, речь про тройной аксель, восстановить который она так и не смогла до сих пор) и была близка к истерике

 

Как всё знакомо по предыдущим случаям. Фигуристки разные, а итог один. И причины одинаковые. Девочки внезапно оказались ленивыми, симулянтками и истеричками. Евгений Викторович дал им всё, а они — неблагодарные. Вот ведь не везёт такому доброжелательному, щедрому и благодушному тренеру на спортсменок, все с изъяном.

Что мы ещё услышим из стана Ангелов? Может быть обвинения в сторону Тутберидзе, что она раз за разом подсовывает уважаемому гению бракованный материал?

О шаблонах Евгения Плющенко

 

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

четыре + 8 =