Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Есть что-то глубоко неправильное в том, что в разгар пандемии, когда главная задача всех федераций – сохранить спонсоров и турниры, в фигурном катании в который раз обсуждают возрастной ценз.

Поступило предложение поднять планку допуска для взрослых стартов до 17 лет (сейчас – 15).

Известный в ISU прием – важные изменения всегда выносят на конгресс максимально далекие от пьедесталов страны. Это создает иллюзию объективности – вроде как не ведущая федерация пытается поменять под себя правила, а маленькое государство, чьи спортсмены часто не способны набрать технический минимум для ЧМ.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Например, на конгрессе 2014 года большую часть поправок (38) предложила Греция, единственная связь которой с фигурным катанием – фамилия (но не гражданство) Габриэллы Пападакис. Пару лет назад посягнуть на возрастной ценз пытались Нидерланды. Неудачно: из-за того, что предложение внесли в экстренном порядке, оно не преодолело входной барьер для попадания в повестку конгресса.

В 2020-м реформу инициирует Норвегия, у которой не было ни одного представителя на последних ЧМ и Олимпиаде, а единственный спортсмен на Евро-2020 (Сондре Оддволль Бе) с трудом попал в произвольную программу.

Норвежцы уточняют: реформа коснется всего фигурного катания, но понятно, что основной мишенью являются именно прыгучие юниорки.

Танцоры и парники не спешат на взрослый уровень, во-первых, из-за очереди, ставшей мемом благодаря Дмитрию Козловскому, а во-вторых, потому что большинство приходит в эти виды из одиночного катания из-за высокого роста или безуспешной борьбы с прыжками. Новые дуэты просто не успевают скататься и выбирают гарантированные поездки на юниорские старты вместо заведомо безуспешной борьбы со старшими соперниками.

Возрастной ценз – забота о женском здоровье? Нет, юниорки все равно не забросят четверные прыжки

Главный аргумент сторонников ценза – девушки до и после пубертата настолько разные, что их невозможно сравнивать. Дело не только в меняющемся теле, но и в психологии: растущем страхе перед прыжками, неудачными прокатами и конкуренцией.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

С этим посылом сложно спорить. Вот только фигурное катание (как и любой другой спорт) – сплошная дискриминация.

Высокий рост у девчонок и низкий у парней – почти гарантированная профнепригодность для парного катания, в котором критически важна разница в параметрах между партнерами. Отсутствие природной выворотности с большой вероятностью поставит крест на кораблике. Это не так страшно для одиночного катания, но важно для танцоров, которые часто используют такое положение для набора уровня в поддержке.

Миниатюрному Коляде прыгнуть четверной проще, чем рослому Игнатову. Пугающе гибкий Грассль может позволить себе куда более оригинальные позиции во вращении, чем 90% его соперников. Кто-то становится чемпионом тренировок и от стресса срывает на соревнованиях даже дорожки, а другим свойства психики позволяют собираться в нужный момент и игнорировать любые внешние факторы – стартовый номер, пухопады от фанатов Ханю, оценки соперников.

Возрастной ценз не сможет глобально повлиять на процесс освоения подростками ультра-си элементов. Природа не зависит от законов ISU: учить четверные после пубертата могут единицы вроде Лизы Туктамышевой, которая при этом ни разу пока не выкатала чистую программу с квадом на соревнованиях.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Я никогда не болел за Туктамышеву, но теперь восхищен: она доказывает, что фигурное катание – спорт не только для подростков

Да, парни успешно вставляют новые четверные и после совершеннолетия, но обычно хотя бы один квад осваивают в подростковом возрасте. Это принципиальный момент: в изучении ультра-си важна не столько физическая возможность увеличить высоту и крутку, сколько психологическая готовность добавить лишний оборот.

Можно возразить, что с повышением возрастного ценза необходимость учить четверные в принципе отпадет. Скорее всего, общее количество квадисток действительно на какое-то время уменьшится. Но на толпу элегантных девушек с тройными прыжками всегда найдется фанатка сложности, которая будет делать сложные элементы с подросткового возраста, а чтобы бороться с ней, подтянутся и конкурентки.

Тутберидзе показала, что женские ультра-си не просто возможны у отдельных сверхталантливых чемпионок (мы помним, что квад был еще у Мики Андо, а сумасшедший триксель у Мидори Ито) – эти прыжки можно ставить на поток. Учить их с высокими девочками вроде Майи Хромых, добавлять риппон, делать в каскаде, совмещать с удивительной растянутостью, которая всегда считалась приговором для квадов.

Сомнительно, что после введения возрастного ценза все резко об этом забудут. Это лишь означает то, что победный красный наряд к Олимпиаде в «Хрустальном» сошьют фигуристке, которой на Играх будет не 15, а на пару лет больше.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Да, у команды Тутберидзе появится новый вызов – сохранять четверные прыжки хотя бы до 17. Дольше не требуется – достаточно найти несколько девочек с подходящим телосложением и годом рождения. И такие точно будут: несмотря на активные передвижения нескольких звезд на выход из «Хрустального», количество движущихся на вход заметно выше – нравится это ISU или нет.

Возрастной ценз может продлить карьеру фигуристкам. Но никто не спросил спортсменок, хотят ли они долго кататься

«У нас в последнее время, к сожалению, такая тенденция, что мы не успеваем за спортсменом: он очень скоро заканчивает карьеру, девушки, например, в 18. Если в таком возрасте заканчивать карьеру, то как же так? А когда свечка вспыхнула и тут же погасла, то мало кто от этого выигрывает. Мой посыл в том, чтобы продлить спортивную жизнь фигуристок! И это хорошо!» – поэтично рассуждает Алексей Урманов.

Еще один важный аргумент сторонников ценза – уменьшить сменяемость чемпионок и продлить карьеру фигуристкам. При этом сторонники редко спрашивают самих спортсменов о том, хотят ли те прыгать лутцы до 30 лет. А самое главное – хотят ли олимпийские чемпионки задержаться в спорте только для того, чтобы Алексей Урманов не сравнил их со свечкой, а Александр Жулин не назвал плоской девочкой.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Юные попрыгушки были всегда: от Сони Хени до Водорезовой, от Липински до Липницкой. Да, раньше они не делали квады, но их физические возможности и детская самоуверенность и без этого выигрывали у совершеннолетнего женского катания.

Все требуют от фигуристов долгой карьеры, но это невозможно: мешают травмы, низкие заработки и большая конкуренция

Норвежка Хени взяла золото Игр-1928 в 15 лет, чемпион среди мужчин годился ей в отцы: ему было 34. Средний возраст победительницы Олимпиады в женском катании за последние тридцать лет – 17,75 лет, в мужском – 21,5. За всю историю фигурного катания золото Игр только дважды уходило девушкам старше 25: в 1908-м и в 1920-м. В том же парном катании возрастные победители – практически норма: Алене Савченко в Корее было 34, Татьяне Волосожар в Сочи – 27.

Тот факт, что олимпийским чемпионкам теперь будет не 15, а 17 лет, совершенно не гарантирует того, что в 18 они не будут вместо соревнований сниматься в кино, вести «Ледниковый период» или сдавать экзамены в университете.

В фигурном катании редко задерживаются после олимпийских побед – исключениями становятся или фанатики вроде Ханю, или спортсмены из стран с низкой конкуренцией, которые могут позволить себе пропускать турниры и целые сезоны, все равно оставаясь первым номером.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Тара Липински променяла фигурное катание на кинематограф, Кэрол Хейсс стала тренером, Аннет Петч – техническим специалистом ISU, Сара Хьюз переквалифицировалась в юристы. Все они – олимпийские чемпионки разных поколений, завершившие карьеру в 20 лет и раньше. Чем хуже них условная Косторная, которая раздумывает после Пекина стать журналистом или нейрохирургом? Неужели должно быть стыдно Липницкой, которая в 22 года воспитывает дочь, а не сигает каскады 3-3?

Сторонница возрастного ценза Киира Корпи проигрывала вовсе не из-за молоденьких попрыгушек: когда финка в 18 лет взяла бронзу Евро-2007, другие медалистки – Костнер и Майер – были старше. Спустя пять лет Корпи вновь уступила на Евро только Каролине, обыграв трех молодых россиянок, включая Полину Коробейникову, разница с которой у Кииры составляла 8 лет.

Яростный хейтер Тутберидзе: ее считали главной блондинкой фигурного катания, теперь она активистка в борьбе за права детей

Лиза Туктамышева и Аделина Сотникова, которые тоже поддерживают введение ценза, стали олимпийскими надеждами в 12. Тогда никто не требовал от шестиклассниц «женственности и зрелости», хотя очевидно, что выигрывали они средствами из арсенала нынешних юниорок – сильной техникой и крепкими нервами.

Конфликт поколений в женском одиночном был уже тогда. Алена Леонова накануне ЧР-2009 возмущалась: «На мой взгляд, главными соперниками в Казани будут Нина Петушкова и Катарина Гербольдт. Я намеренно не упоминаю юных участниц чемпионата, которые в силу возраста пока не могут претендовать на место в сборной на чемпионе Европы. Сейчас очень много говорят, какой у нас замечательный резерв, не сравнить с основой, которую имеем сейчас. Мы, конечно, понимаем, что рассуждения небезосновательны, но слышать такое все же немного обидно».

Золото и серебро того чемпионата взяли Сотникова и Туктамышева. Алена отстала от победительницы на 17 баллов (по тем временам – треть стоимости короткой программы), Гербольдт и Петушкова откатались немногим лучше, при этом последнюю решением тренерского совета лишили путевки на Евро, передав ее Леоновой.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Сотникова, Леонова, Туткамышева – на одном из российских турниров в 2010-м

Взрослых спортсменок лишают побед не подростки с четверными, а судьи

Пытаясь запретить прогресс, ISU упорно игнорирует главное – оторванное от реальности судейство. Беда фигурного катания не в 15-летних бесстрашных попрыгушках, которые хотят обыграть соперниц любым дозволенным способом.

Она в другом – в девятках за скольжение тем, кто делает десять подсечек в секунду; в топовой оценке за интерпретацию, сводящейся к грустному лицу; в GOE, зависящих не от качества прыжка, а от флага напротив фамилии спортсмена.

Современное фигурное катание – это оптимизированные заходы на четверные, позволяющие прокручивать на льду практически целый оборот. Неверные ребра, которые исчезают после выхода перспективной спортсменки во взрослые и вновь возникают, когда она теряет первый номер сборной. Ура-патриоты в судейской бригаде, ставящие своим спортсменам заоблачные баллы и откровенно топящие конкурентов. Отсутствие прозрачности в оценках, публичного доступа к записям с судейских камер и хоть какой-то внятной реакции ISU на пристрастность арбитров, исключая вопиющие случаи вроде мужской произвольной в Пхенчхане.

Судьи – главная беда в фигурном катании. Они открыто нарушают правила и совсем не боятся дисквалификаций

Адекватное судейство снимет большую часть вопросов к расстановке на пьедестале. Девочка отлично прыгает, но ее программа – один бесконечный заход на элементы? Отсудите ее в соответствии с правилами, где нет компонентов «за выслугу лет», «за отвагу» и «за правильного тренера».

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Фигуристке 15 лет, но она скользит как богиня и осознанно катает насыщенные программы? Поставьте ей высокие баллы, не оглядываясь на возраст, подростковые параметры и детское лицо без косметики.

У судей есть подробная 10-балльная шкала компонентов из пяти критериев – так почему разрывы между топами часто укладываются в 3-4 балла, хотя разница в качестве катания может быть намного больше? Зачем нужны таблицы, чем отличается выдающееся скольжение от среднего, а хорошая интерпретация от отличной, если по факту оценка за компоненты – производная от технической, помноженной на флаг, фамилию тренера и зачетку?

Не потому ли судьи в 2020-м, когда искусственным интеллектом обладают даже роботы-пылесосы у них дома, все еще оценивает недокруты, пролет и высоту прыжков по старинке – на глаз? И почему ISU не решается на эксперименты даже сейчас – в проходном ковидном сезоне?

В свое время вместо абсолютно не понятной зрителю и дискредитировавшей себя судейскими сговорами системы оценивания появилась новая – с конкретными баллами за каждый элемент, четко расписанными критериями получения надбавок и снижений, а также формализованными компонентами вместо абстрактного артистизма.

Эта система тоже оказалась неидеальной – иначе в субъективном виде спорта быть не может. Но это был важный шаг навстречу аудитории и признание того, что двойное золото и повторное награждение на Олимпиаде – это огромный имиджевый урон, а не восстановление справедливости.

Повышение возрастного ценза у фигуристок до 17 лет – абсурд. Юниорки не перестанут разучивать четверные, а чемпионки – рано уходить

Беспокойство ISU о популярности фигурного катания понятно. Пандемия обрушила рынок ледовых шоу и поставила под угрозу карьеру многих спортсменов: отсутствие стартов и национальные локдауны могут заставить кого-то завершить карьеру до Олимпиады. Вот только возрастной ценз не решит эту проблему, не приведет спонсоров и не создаст нового Ханю, который собирает на трибуны фанатов.

Кажется, это тот самый случай, когда уместно посоветовать начать перемены с себя.

Больше текстов о фигурном катании – в телеграм-канале автора

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

5 + двенадцать =